Почему я предлагаю клиентам гипноз?

Почему же гипноз?

Уважаемые читатели, психологи и не только, в этой небольшой статье я расскажу вам популярно и может быть чуть более глубоко о том, почему же все-таки гипноз и гипнотерапия стали моим основным направлением в работе. Почему это – мой выбор.

Начну из далека, как многие знают – независимо от той модальности в которой вы работаете как психолог, существует общее понимание формирования психологических проблем. А именно – в результате какого-то шокового воздействия травмирующей ситуации (например вы увидели как кого-то рядом сбила машина) или хронического действия травмирующего фактора (над вами издевались в школе или во дворе годами) или при нехватке любви и заботы от значимых людей (отстраненная мама и т.д.), ваш мозг на некоторое время переходит в особое физиологическое состояние (измененное состояние сознания), в котором функционально акцент смещается в сторону правого полушария, это своего рода физиологическая регрессия. Зачем так происходит? Все дело в том, что правое полушарие отвечает за более архаические (древние) механизмы реагирования, дологические, примитивные, но зато более быстрые и надежные, поэтому в ситуации угрозы, чтобы выжить, мозг сам переходит в это состояние. А там происходит все самое интересное, именно в этот момент и возникает активизация психологических защит (психоаналитическая модель) или метамоделей в НЛП или срывы цикла контакта в Гештальте и др. То есть у человека с окружающей средой в этот момент выстраиваются отношения (логика и выводы), которые далеко не всегда содержат в себе здравый смысл.

Хорошо, пример, чтобы лучше понималось – ребенок трех лет впервые видит сцену как мама кормит грудью младшего брата или сестренку, вывод который делает – я плохая, я не нужна. Шок, угроза жизни, моментально запечатлевается переживание и с этим выводом ребенок растет и живет, выстраивая отношения с окружающими, пытаясь всю жизнь доказать, что хорошая. Или классика с аллергией – мама накричала на ребенка за неубранную комнату, а он решил, что она его теперь не любит и мозг вошел в это состояние физиологической регрессии, а тут как назло за окном цвела сирень. Мальчик ее не чувствовал, но пыльца была в организме и бессознательное связало ее с опасностью и теперь каждый год бессознательное вспоминает, когда чувствует в организме пыльцу сирени (иммунная система в помощь), что сейчас опасно и нужно что-то предпринимать и соответственно выдает аллергическую реакцию на пыльцу, считая ее безумно опасной - глупо, бессмысленно и нелепо. То есть опасность и страх связались с пыльцой сирени.

Кстати да, правильное слово – запечатлевается, стойко и на долго, ибо в этот момент правополушарной регрессии мозг особо внушаем и некритичен и запись ведется в самое надежное место – подкорку. Но, спустя некоторое время, когда восстанавливается нормальное функционирование мозга и человек начинает критично относиться к событиям, включать логику (уже кору), то у него ничего не получается. Он головой понимает, например, ну чего мне бояться подойти к женщине знакомиться, не ударит же, не убьет, но трясет его как перед пропастью, потому что раньше, в детстве, девочки в раздевалке детского сада над ним посмеялись и он решил что они опасны. Глупо, нелогично, бессмысленно, а результат – не подходит, не знакомится. Так и возникают все эти незавершенные гештальты, комплексы, субличности, части в НЛП и т.д. и т.п. в зависимости от модальности подхода.

Соответственно, чтобы перезаписать эту информацию на подкорке, там, где не справляется сознание – нужно снова войти в то же самое состояние физиологической регрессии, в котором информация и записалась (измененное состояние сознания), и тогда та проблема, которая головой понятна, а на деле не решается – находит свое решение.

Да, при этом я знаю, что все модальности так или иначе решают проблемы клиентов и так же я знаю, что то самое состояние сознание (регрессия  к правополушарности), в котором и происходит редактирование травматического опыта, возникает в сессии с клиентом, но, происходит это достаточно редко, если вы не мэтр международного уровня со шлейфом славы и побед, заставляющих клиента млеть заранее перед вами (переводя в ролевую позицию ребенка – отчасти стимулирует регрессию). Ибо Ваш клиент будет включать защиты, бояться, вилять и уходить, конфронтировать и играть с вами в игры и как результат вам достанутся только крупицы этих моментов, которые мы психологи узнаем по замираниям дыхания, слезам, озарениям, приливам крови, сердцебиениям и тому подобным появлениям. И это правда увлекательное действо, в ходе которого клиент растет в своей осознанности, здесь появляется некоторая привычка жить по-новому, но вырабатывается она достаточно долго, правда, уважаемые коллеги. Иной раз пару сеансов мы устанавливаем доверие, еще пару работаем с сопротивлениями и вторичными выгодами, потом еще пять раскручиваем луковицу невроза и т.д., а в психоанализе так вообще принято этим заниматься годами, чтобы перенос стал более явным. В этом процессе остаются самые замотивированные и доверившиеся. А ведь многие ничего не хотят менять то особо, им бы убрать фобию, навязчивость и тому подобные вещи и все, они дальше пойдут по жизни. Поэтому со временем я стал больше склоняться к краткосрочным моделям работы и самой вершиной этого подхода обнаружил для себя – гипноз.

В гипнозе я работаю только при достижении состояния сомнамбулизма – того самого состояния, когда происходит регресс в «физиологическое состояние детскости» мозга, когда повышается внушаемость и подкорка открывается для редактирования и перезаписывания того, что в обыденном сознании остается неподвластным решению. И соответственно я в основном от начала сеанса и до его конца удерживаю клиента сфокусировано в этом состоянии, получая высочайшую продуктивность в соотношении качество – время. Вот мой нехитрый расклад, который побудил меня свернуть от преимущественно гештальта к преимущественно гипнотерапии, которые я кстати в той или иной степени совмещаю, на благо своих клиентов.

Автор статьи Мочалов Игорь

г. Новосибирск